"Кино, Бог, связи и деньги".


В Санкт-Петербурге с успехом прошла премьера художественного фильма «Парамоша», производства кинокомпании АНИМАКС СИНЕМАТОГРАФИК, сценариста и режиссера Марка Грима. Это не короткий и не полный, а средний метр. Сам фильм по свое художественной ценности далеко не средний. Хотя середина — это практически золотое сечение (идеальное выражение пропорциональности и гармонии, лежащее в основе многих произведений искусства). Символично, что показ «Парамоши» состоялся в киноцентре «Великан». Судьба сама дает свои оценки. Внимательный наблюдатель не пропускает такие знаки.
«Парамоша» — это история о старом клоуне, чья жизнь стала рушиться после смерти жены. Фильм «Парамоша» о доверии и лжи нашего общества и о том, что правда все равно восторжествует.
У картины счастливый финал вопреки бытующему мнению, что чудес не бывает. Чудеса случаются и в наше время и «Парамоша» тому подтверждение.
В главной роли снялся актер Юрий Кузнецов. «Парамоша» в исполнении именитого артиста имеет свой особый «вкус и цвет». Можно смело сказать, что без Кузнецова Парамоши просто бы не было.
Заслуженный артист России играл в большом количестве фильмов. В том числе у знаменитых режиссеров Н. Михалкова, А. Балабанова, А. Германа, работал в Ленинградском академическом театре комедии им. Н. П. Акимова. Один из самых памятных россиянам персонажей Ю. Кузнецова «Мухомор» в телесериале «Опера. Хроники убойного отдела». Юрий Александрович сибиряк по рождению: учился и работал в Хабаровске и Владивостоке.
В картине также снимались: народная артистка России Антонина Введенская, Виктор Чупров, Ольга Драгунова, Никита Маркеев, Василий Игнатич и другие. Съемки проходили в Зеленогорске и Санкт-Петербурге
Оператор — постановщик картины известный в России и за рубежом Валерий Лернер, художник Юлия Алексеева, композитор Валентин Жовтун, художник по гриму Юлия Косова, художник по костюмам Олеся Перич, звукорежиссер Иван Шишков.
Фильм «Парамоша» очень добрый. Весь зал плакал, сопереживая главному герою. Вот только один характерный отклик зрительницы на картину: Огромнейшее спасибо за фильм. Ехали домой и мысленно снова и снова его просматривали. Трудно выразить словами какой он трогательный. Муж признался, что тоже прослезился. За душу берет!!! Благодарим!!!
-Где можно будет увидеть «Парамошу»? Фестивали, кинотеатры, телеканалы?
-Пока картина не пройдет фестивальный круг ее нельзя увидеть на телеканалах. Таковы условия.
— У тебя есть различные рассказы и сценарии. Почему именно эту историю ты выбрал для дебюта?
-Потому что «Парамоша» история о человеке близком мне во многих смыслах. Его характер я списал, в большей степени, с самого себя. В каком-то смысле Партос Алексеевич Парамонов — это я сам. Не побоюсь сказать, что «Парамоша» христианская кинокартина. Поэтому работая над сценарием, я придавал большое значение тому, что говорят и делают мои персонажи.
Что касается наличия рассказов и сценариев, то из короткого метра у меня был готов только «Парамоша» остальные сценарии — это сценарии полнометражных картин. Экранизировать свои рассказы? Не знаю, я не Валентин Распутин и не Астафьев. Возможно, какие-то потом, но не сейчас.
Тем более рассказы надо еще переводить в сценарии, а не каждое литературное произведение годно для этого. «Парамоша» же от рождения идеи до реализации — киносценарий. Мне было интересно и важно самому написать сценарий и самому его поставить, как режиссеру. Тем более в дальнейшем я и планирую снимать кинокартины по собственным киносценариям. У меня уже есть готовые сценарии на полнометражные картины: «Японские носки», «Русское поле» и другие…
-Насколько сложно создавать собственную кинокомпанию? Какие трудности пришлось преодолеть?
-Создать кинокомпанию не сложно, если говорить о юридической стороне дела. Придумал название, зарегистрировал общество с ограниченной ответственностью и готово. Трудно найти заинтересованных людей, которые бы, как и ты захотели принять участие в кинопроцессе. Я нашел. Как говорится, Бог дал…, но к этому я шел много лет.
Главные трудности ждут впереди. Трудно найти финансирование на фильм. Тем более, если ты не планируешь снимать, кровь, аморалку, ментов, маньяков, гоблинов и прочую ерунду. Найти деньги на человеческую и человечную кинокартину самая сложная задача. Я уже однажды говорил, что деньги на кино помогает найти либо чёрт, либо Бог. Все зависит от того, что ты хочешь снять. Но есть еще один важный момент — это связи. Связи в наше время — это все.
— Где проходили съемки и сколько времени длилась работа над фильмом? Большой коллектив работал?
-Съемки «Парамоши» проходили в большей степени в г. Зеленогорск, затем в Санкт-Петербурге. На улицах Зеленогорска и в цирке Автово (Петербург).
Всего было восемь съемочных дней. Не выпав из графика мы все сняли благодаря четкому планированию второго режиссера Марины Кудреватых. Дальше начался постпродакшн. Он оказался затяжным. Когда мы поняли, что картина не складывается, пригласили Раису Лисову. Это опытнейший режиссер монтажа Ленфильма. Раиса Михайловна «перекроила» кадры и картина сложилась.
Согласен с кинорежиссером Сергеем Соловьевым, что монтаж подобен написанию музыкального произведения. Когда ты из кадров складываешь на монтажном столе конструкцию фильма, чувствуя тонкости каждой ноты, и видишь, как прорастает древо картины — это ни с чем несравнимое удовольствие. Тогда и муки монтажа — удовольствие. Как мелодия складывается из нот, так кино складывается из кадров.
Долго занимались переозвучанием, еще дольше делались спецэффекты. Над спецэффектами трудилось два человека: Владимир Семенков и Дмитрий Хузахметов.
Я перфекционист и поэтому люблю всё доводить до совершенства.
Ребятам приходилось переделывать снова и снова. В финальной сцене герой Юрия Кузнецова играет на трубе, а дети прыгают и ловят мыльные пузыри, которые вылетают из трубы. Понятно, что во время съемок там ничего не вылетало, а дети прыгали, лишь имитируя ловлю пузыриков, но специалистам по спецэффектам надо было все это изобразить, подогнать под физику детей, чтобы все выглядело естественно. С этим Володя с Димой справились, но я усложнил им задачу: мне нужно было, чтобы в каждом пузырике находилась нотка и когда дети ловят пузырь, он лопается, и нота летит вверх.
Группа работала над фильмом большая. Мне даже сложно всех сосчитать. Например, на съемках в цирке участвовало более 60-ти детей. И это, не считая других актеров и членов съемочной группы. Приятно было работать с самым маленьким актером Никитой Маркеевым. Несмотря на то, что Никите только 12 лет- он настоящий профессионал и поэтому с ним было легко, но архи сложно было работать с детской массовкой. Дети не очень-то слушались. Все, наверно, помнят мультфильм «Фильм, фильм, фильм». Там режиссер добивался от девочки сорвать в кадре цветочек. Делов-то, но режиссер чуть сума не сошел. Я с ума не сошел, но голос сорвал, когда наши 60 деток не хотели в кадре делать то, что им было велено на репетиции.
Валерий Лернер многое внес в картину, работая над кадром, и мне кажется, что мы сработались и теперь планируем продолжить наше сотрудничество. Поиски оператора дело не простое. В киномире говорят, что найти оператора это как найти жену. Тут, ведь нужно не только, чтобы тебе нравилось, как оператор снимает, но и важно насколько вы с ним близки по духу, стыкуются ли ваши мировоззрения.
— Мешало или помогало тебе, что по первой профессии ты кино и телеоператор? Не хотелось отодвинуть от камеры Лернера или давать ему советы? Сам не стал снимать потому, что и так взял на себя сценарий и режиссуру?
- Очень хороший вопрос!
По — началу такое желание было, но я понял, что мне нужно довериться оператору. Не простое это дело, я вам скажу. Многие свои документальные ленты я снимал сам, доверяя только себе, но на «Парамоше» мне пришлось научиться доверять своим коллегам. Людям, которых я видел впервые. Это не просто, но это нужно. Когда я писал сценарий, то представлял композицию той или иной сцены, но Валера пришел снял все по-своему. Было крайне интересно наблюдать, как мыслит оператор на площадке. Конечно, я высказывал оператору свои пожелания, следил за композицией, но не более того. Я знаю, что есть режиссёры, которые сами снимают свои ленты, но мне это не понятно. Да и внутренне я уже переформатировался в режиссера и этого мне вполне достаточно.
— Вся творческая группа прошла суровый кастинг, даже композиторы, которых осталось двое.
- На картине работало два композитора. Валентин Жовтун и Инна Кривонос. Валентин живет в Южно-Сахалинске. «Парамоша» не первый опыт нашего с Валей сотрудничества и могу утверждать, что композитор Валентин Жовтун очень талантливый человек.
Для меня важно, чтобы композитор был именно мелодистом. Мелодии Жовтуна красивы, а красота в музыке -это молитва Богу.
Мне сложно представить «Парамошу» без музыки Валентина Жовтуна. Поскольку главный герой картины клоун-трубач, Валя написал потрясающую главную тему фильма, которая была мастерски исполнена сахалинским трубачом Стэном. Музыка в «Парамоше» не оставляет никого равнодушным.
Музыка для песни, которую поют актеры в сцене на арене цирка, написана Инной Кривонос. Ну и, что скажете вы. Ничего, если не знать, что Инне всего 10 лет. Два взрослых композитора пытались написать музыку к песне, но у них не получилось. По крайней мере, меня она не устроила, а Инна написала сразу, с первой попытки.
-Как ты себя чувствовал в роли режиссера игрового кино? Твой метод работы с актерами? Как тебя изменил этот опыт?
— И замечательно и ужасно одновременно. На «Парамоше» я и кайф ловил и хотел, в какой-то момент убежать с площадки. Но самое удивительное ощущение, которое я испытал — это то, что люди с тобой снимают то, что ты сам придумал. И все такие серьезные ходят.
Смотришь на происходящее и думаешь: «вот же, ёлки, неужели это все взаправду?» Признаюсь, что на площадке я в какой-то момент впал в психологический ступор, когда вдруг осознал, что актеры произносят реплики, которые ты сочинил, проживают ту жизнь, которую ты нафантазировал. Пожалуй, это было второе мое ощущение взрослости. Первое было в юности, когда я вдруг осознал, что я смертен. Детство заканчивается, когда приходит осознание смерти. Эти два чувства, эти два осознания я никогда не забуду, и они меняют человека. Странно, но на репетициях с актерами я этого не почувствовал. Я человек уже достаточно взрослый, но осознание, что ты несешь ответственность за свой труд, за те слова, что ты вкладываешь в уста актеров, за те действия, что происходят в кадре, пришло ко мне именно на «Парамоше». Почему? Не знаю. Наверно, до меня доходит, как до жирафа.
— Как работалось с таким известным актером, как Юрий Кузнецов?
- С Юрием Александровичем работалось и просто, и сложно. Сложно потому что мы с ним две разные величины. Точнее он величина, а я бугорок. Но он талантливый актер и человек внимательный. Поэтому с ним легко было найти общий язык и он меня с вниманием слушал и прекрасно понимал. Я видел на площадке, как рождается Парамоша при помощи Кузнецова и сердце радовалось, что Парамошу играет именно Юрий Александрович. Это было стопроцентное попадание в цель. Знаю, что не только я ловил кайф на площадке от игры Кузнецова, но и все члены съемочной группы. Да и, как было не кайфануть, если Юрий Александрович не играл, а буквально проживал свою роль. Актер Виктор Чупров так и сказал мне, когда я его спросил, как ему работается с Кузнецовым. Кузнецов — Парамоша, а Парамоша именно Кузнецов. Для меня теперь два этих имени нераздельны. Юрий Александрович наделил Парамошу именно тем, что я и искал. Он актер с большой буквы. Честь ему и хвала. Парамоша Кузнецова получился удивительно человечный. Что касается моего метода работы с актерами? Знаете, я тут не буду оригинальным. Для меня, как и для других кинорежиссеров, главное — это правильно выбрать актера. Я чувствую своего персонажа, ведь я сам его создаю и чувствую человека на роль, которого хочу пригласить. Подобрав актера, ты погружаешь его в определенные обстояльства, и он живет в них, как рыба в воде, а камера это фиксирует. Мне не нравится, когда актеры играют. Кино в принципе своем — ложь, а играющий актер в кадре — ложь в кубе. Актер должен жить в кадре, словно кадр является продолжением жизни.
-Что дальше?
-Планов громадье. Полнометражные картины. «Японские носки» — это история о двух русских мужиках. О дружбе, о верности слову, о спасении национальной культуры.. Сценарий «Русское поле», посвящён памяти Василия Макаровича Шукшина. Это будет картина о русском человеке, о русской земле. Люблю Шукшина и открыто в этом, признаюсь. На «Русском поле» я уже определился с некоторыми актерами, но они пока этого не знают, но хочу, чтобы именно они снимались. Кстати, в «Японских носках» главные роли играть будут исполнять Яков Шамшин и Тимофей Трибунцев. Надеюсь, Тимофей примет предложение.
Автор текста: Панкстьянов Даниил.
Фото: Вера Румянцева, Кирилл Хейфец, Юлия Чупина.

приоритетной деятельностью ANIMAX является производство игровых
и документальных фильмов нравственной тематики

при полном или частичном использовании материалов активная ссылка обязательна

напишите